Галерея страниц и материалов СМИ

Единственный в крае такой ...

СМИ: Алтайская правда
30.01.2018

Сегодня мы расскажем об уникальном объекте, подобного которому нет в крае. Он находится в селе Родино Шипуновского района – именно здесь раньше был известный на всю страну колхоз, который возглавлял Герой Соцтруда Федор Гринько. 

Колонны у обоих входов, росписи и лепнина, две огромные люстры, высоченные потолки, балконы, танцевальный зал и зал зрительный… Даже спустя 60 лет после открытия клуба воображение живо рисует картину, знакомую по старым кинофильмам: молодежь, отплясывающую полечку; мудрых стариков под елями в парке; ребятню, завороженно внимающую речам московских артистов. Идиллия, которой нет уж боле. 

Хозяйка учреждения культуры Людмила Касаткина проводит для журналистов экскурсию. «Полюбовавшись» на черную дыру в крыше, поднимаемся по ступеням во дворец. В фойе на потолке видим другую дыру… Позолота с фигур муз на огромной люстре отпадает; лепнина местами потрескалась; на потолке и стенах расплылись грязные разводы; удивительные цветные росписи, увы, тоже «омываются водами». И кажется, что плачет девушка в зеленом сарафане, глядя на нас из светлого прошлого, с его высоты… 

«Это наша с тобой биография…» 

– Молодежи было раньше у нас очень много. В каждом районе села проходила своя товарочка: ежевечерне парни и девушки плясали под гармошки-балалайки. Хоть нас, ребятишек, и не пускали туда, мы все равно пробирались. Помню, прибегу домой и плачу: «Мама, как я буду ходить на товарочку – не умею плясать, как Клавка!» – смеется Людмила Ивановна. – Была и большая поляна, на которой плясали, играли в игры. 

Я еще помню старенький клуб рядом с конторой – маленький, не пробиться, билетов в кино не достать. Рядом стоял деревянный амбар, служивший летним клубом. Но танцевать там было нельзя – пол-то земляной. Нас, ребятишек, тоже туда не пускали: просто места не было. Так мы со стороны леса подрыли ямы и в них ныряли, оттуда кино смотрели. 

И вот когда Гринько стал депутатом Верховного Совета, группа молодежи пошла к нему: «Федор Митрофанович, нам нужен клуб!» – «Ну что ж, нужен – будет!» Поехал на очередную сессию в Москву и на ВДНХ приглядел одно здание: «Построим мы такой клуб себе, а может, даже лучше!» 

История не сохранила имен архитекторов, инженеров-строителей, художников, подаривших нам чудо-дворец. Известно, что это были мастера из Ленинграда и Новосибирска. Как ни старалась я, архивных документов, рассказывающих о строительстве клуба, найти не удалось. Педагог и краевед из Родино Ирина Яблокова высказала предположение: «Очевидно, строительство было колхозное – само хозяйство на свои средства возводило здание. Все специалисты были наняты, а значит, оплачивался их труд правлением колхоза. Фундамент клуба заложили еще до войны…» 

– Помню, потолок стелили… – рассказывает Касаткина. – Когда рабочие на обед уходили, мы, ребятишки, забирались по сходням и бегали по потолку. Я и провалилась однажды меж досок, повисла. Так страшно было – высотища! – еле сняли меня оттуда. Когда клуб открыли, нас на танцы не пускали – а музыку слышно же, мы и плясали около него. Если на балкон пробирались, то стреляли в танцующих из рогатки (смеется). Зал был рассчитан на 400 мест, кино показывали постоянно, но билеты было трудно достать. В зале была оркестровая яма, кресла стояли чуть не вплотную к сцене. Приезжали часто Рубцовский драмтеатр, наши «Огоньки» и красноярские, Омский народный хор, много цирковых коллективов. 

Еще помнит директор, что на крыльце клуба по краям стояли белые статуи. Перед входом и вокруг всего здания располагались скамейки – резные, красивые. Цвели цветы на клумбах, росли барбарис, сирень, ели и сосны… Когда клуб только открылся, всю работу вел Михаил Андреевич Леонов – очень добрый человек. Под его баян или гармонь молодежь танцевала, он руководил хором, многих привел на сцену. Был Леонов незрячий… 

Позже в клубе появились духовой и эстрадный оркестры, хор, работали хореограф, художник, одно время было даже два концертмейстера. Из Рубцовского театра приехал Леонид Шатилов – стал режиссером. Творческих работников штат насчитывал 16 человек плюс дворник и аж 4 – 6 техничек! Раньше пол в клубе был деревянным, им приходилось его не только мыть, но и голяками шоркать. Сейчас худрук (кстати, 40 лет отдавший клубу), дворник и техничка работают каждый на полставки. Директор, как завфилиалом Шипуновского КДЦ, – на 0,75. 

– Все, что можем, то и делаем вдвоем! – говорит директор (она же жена худрука). – Есть взрослый хор, вокальные и танцевальная группы, театральный кружок. В кружках в основном занимаются старшеклассники. Выпускники уезжают на учебу, мы набираем новых артистов. 

Ставим современные, народные, шуточные танцы. Денег, конечно, нет, но выходим из положения – костюмы, декорации изобретаем. В прошлом году сделали три выездных концерта в села, приняли участие в пяти районных фестивалях, агитбригада выезжала на сев и уборку. Но народу в бригадах совсем мало стало… 

Виноват… помёт 

– Нужен клуб селу? – спрашиваю директора. – А куда еще идти людям? У нас на каждом мероприятии полный зал. Порой приходится даже балкон открывать. 

За 60 лет не было в ДК капитального ремонта. Пол в фойе, линолеум в зале настелили к одному из юбилеев колхоза. К другому запенили протечку в потолке: теперь там не течет, но бежит в других местах – по стенам, над зрительскими местами. А на сцене – сыплется… 

– При одном из бывших глав администрации, Александре Аниканове, заменили проводку, провели воду, даже закупили листы ДВП, чтобы обшить потолок над сценой, но… ушел глава, – вздыхает Людмила Ивановна. – Мы стучались во все двери, даже в приемную президента писали, многие кандидаты в депутаты перед выборами обещали нам помочь. Глава администрации района Виктор Гельцер бывал не раз… 

Почему холодно во дворце? Раньше наверху было утепление – слой сухого чернозема, слой шлака, слой голубиного помета… Прислал Гельцер девушку-архитектора. Она на крышу слазила и говорит: «Хорошая крыша у вас!» – «Откуда ж тогда течет, причем везде? Там же листы железа ржавые, на солнце как сито просвечивают!» Вроде согласилась, но доложила главе, что виноват… помет! Получили указание убрать утепление – пробили дыры, загнали на крышу мужиков, они тележками все стаскали и сгрузили вниз. Гельцер пообещал сделать современное утепление. Умер он… Не успел… 

– Новая глава сельсовета бьется-старается, – заверяет Касаткина. – Администрация края обещает выделить 700 тысяч на ремонт крыши, но при условии софинансирования. Самое малое, на ремонт крыши нужно 1,5 млн рублей. А что останется на ремонт здания общей площадью 1500 кв. м?.. 

Призыв 

Фермерские хозяйства распались, СПК, считай, уж нет, осталось мало рабочих… А ведь когда-то слава о колхозе им. Молотова гремела на всю страну! Были здесь и овце-, и свиноферма, и ферма молочно-товарная, птичник, мельница, завод сельхозпродуктов, огромный сад-огород. Был даже аэродром – самолетом вывозили фрукты-овощи-консервы. 

Было все… И нет ничего. Числится порядка 1400 жителей, но… половина их на заработках – в Шипуново, в Барнауле, на Севере. Закрывают дома, уезжают на заработки семьями. Иначе не выжить. 

– Скажите, есть ли надежда?.. – обращаюсь я к главе сельсовета. 

– Вы про клуб? – подхватывает на лету мысль Олеся Зайцева. – Решаем! Начинаем с малого – готовим документы на грант. Первый этап – надо крышу сделать. Смета на утверждении в крае. Пытались раньше ввести клуб в разряд ОКН (объекты культурного наследия) – не проходит по параметрам.

Он стоит у нас на балансе. Тепла там нет, а затраты несем – 80 тысяч в месяц! Здание отапливается, но… Если сделаем крышу, жарко не станет, зато хоть течь не будет. 

Вот что корреспонденты «АП» увидели и услышали в Родино. И вспомнилось классическое: «Где же ты, мечта? Я вдаль гляжу с надеждой…» Ведь нужно что-то делать! Есть нынче новомодное слово – «краудфандинг», а раньше это была «пОмочь». Если всем миром, нашим немаленьким краем озаботиться сохранением уникального дворца? Перечислять заработанную копеечку от организаций и частных лиц на счет, проводить с той же целью благотворительные концерты лучших творческих коллективов? 

Но, скажете, зачем такой огромный клуб угасающему селу? А если дальше помечтать и вспомнить об агротуризме, который привлекает гостей со всех волостей? Предлагают алтайские агродома дары садов и огородов, рыбалку да лесные прогулки. Это все есть и в Родино. Но имеется в селе то, чего нет у других, – «культурно-историческая составляющая». Про клуб вы уже знаете. Еще есть деревянный амбар – память о первых коммунарах, есть уникальный колхозный музей. 

Удалось найти удивительные кинокадры 1945 года: на них счастливые труженицы с песнями возвращаются с полей, Федор Гринько радуется наливным яблокам в саду, а богатый урожай грузят в самолетик на колхозном аэродроме… Сначала коммунары из «Нового света», потом члены колхоза им. Молотова, позже – сельхозартели «Родина» – одним словом, родинцы смогли создать нечто. Мы не сохранили все созданное. Может, возродим хоть что-то? Для начала чудо-дворец, например?!


Возврат к списку