Галерея страниц и материалов СМИ

Кузнец из Яминского

СМИ: "Восток Алтая", Целинный район
25.10.2018

Он родился в год начала первой русской революции – 1905. А умер в год начала Великой Отечественной войны – 1941. Вся его недлинная жизнь спрессовалась в этот временной промежуток – 36 лет. Сверкнул, как звёздочка на тёмном небосклоне и исчез, не дожив, не долюбив, не сделав множество добрых дел. Но он исчез не бесследно. После него остались его дети, а от них пошли внуки, правнуки. Поистине великую работу делают поисковики, позволяя потомкам узнать правду о своих корнях. В концлагере «Дулаг-100» обнаружены останки девяти жителей Алтайского края. Один из них уроженец нашего райцентра – Медведев Игнат (Игнатий) Егорович.


Семья

На начало войны И.Е. Медведев работал кузнецом в родном селе и уже имел семью. Галина Толстых, начальник сектора ЗАГС по Целинному району, нашла записи в книгах о регистрации детей у супружеской четы Медведевых Игната Егоровича и Елены Васильевны. Правда, не о всех детях записи сохранились. Всего родилось шестеро ребятишек. Но два мальчика, оба были названы Алексеями, умерли в младенчестве. А четверо: Мария, Екатерина, Валентина и Владимир, родившийся 2 мая 1941 года, перед самым началом войны, выжили. Но так уж получилось, что сыновья в этой семье не жили долго. Владимир отслужил в армии, работал шофёром в редакции районной газеты «Восток Алтая» какое-то время и разбился на машине совсем молодым, неженатым.

Старшая дочь, Мария Игнатьевна (по мужу Головина), появилась на свет в 1931 году, умерла в 2009, рассказала нам её дочь, Валентина Алексеевна Жабина. Трудилась в заготзерно, хлебоприёмном предприятии техничкой, в охране. С мужем Алексеем Дмитриевичем, он умер ещё в 1994-м, они родили и вырастили троих детей: Валентину, Василия и Михаила.

Вторая дочь, Екатерина Игнатьевна (по мужу Боровцова), с мужем Николаем Дмитриевичем, оба тоже уже покойные, она умерла в 2010 году, он – в 2006-м, родили и вырастили троих детей: Виктора, Надежду и Светлану. Оба трудились в совхозе «Восточный», он – бригадиром, она – осеменатором.

Младшая, Валентина Игнатьевна (по мужу Фрелих), и её муж Пётр, оба умершие в возрасте 58 лет, родили и воспитали одного сына, Александра. Валентина Игнатьевна работала заправщиком на нефтебазе совхоза "Восточный".

Поездка к деду

Сын Валентины Игнатьевны – Александр Фрелих с семьёй живёт сейчас в Германии. Он рассказал: «Мы только-только вернулись с отдыха в Турции, когда мне пришло известие о том, что нашлись в Порхове, под Псковом, останки моего деда.

Меня это сильно взволновало, и вместе с женой Татьяной и дочерью Еленой на своей машине мы тронулись в этот неблизкий путь. 1800 километров мы преодолели, пока достигли места захоронения. Когда ещё выезжали, у меня была такая мысль, чтобы забрать его останки и похоронить на исторической родине в с. Целинном, бывшем Яминском.

Я думаю, что так долго искали родственников деда не только потому, что все сведения были засекречены и только сейчас всё это обнародуется, но ещё и потому, что название села было переведено неверно – поменяли одну букву. Записано место призыва с. Ема Тогульского района вместо с. Яма (Яминское), и район впоследствии стал Яминским (Целинным). Хотя, впрочем, не так уж и неверен перевод, ведь до 1834 года деревня Ямская называлась Еминское. Это указано в книге истории района.

Прибыли мы на место поздно вечером, часов в 10-11, везде темно, мемориал неосвещён. Но мы всё равно зашли на него хотя бы поздороваться. Даже в темноте было видно, что всё усыпано цветами, большей частью гвоздиками. Честно скажу, мурашки по спине бежали, и какой-то трепет нас охватил, не хотелось говорить громко.

Поселились в гостинице, переночевали, а потом уже утром нас провёл по мемориалу, всё рассказал и показал Сергей Егоров, который первым в Псковской области стал собирать имена узников лагеря «Дулаг-100». Сейчас в скорбном списке 1180 фамилий, которые найдены за два года. С ним мы заранее перед поездкой созвонились, и он указал нам путь, куда ехать.

Это место, где сейчас мемориал, было танковым полигоном, фашисты захватили его и сделали пересылочной базой. Порхов фактически ни дня не жил спокойно. Сохранились фотодокументы. В России не было ещё такой техники, а Германия уже имела фотоаппараты, и Сергей рассказал, что один немецкий гражданин где-то на аукционе выкупил 400 карточек с именами военнопленных «Дулага-100» и передал их в Псков.

Я о своём деде знаю немного. Хотя всё детство прожил вместе с бабушкой Леной, женой деда Игната. Мы жили вместе в одном доме: моя мама – дочь бабы Лены – Валентина, мой отец, я и баба Лена. Она пережила мужа на сорок лет. Умерла в 1981 году. Знаю, что он был физически очень здоровый, силищи неимоверной, потому-то и был кузнецом. Когда-то для связи города Бийска с Томским железоделательным заводом, расположенным около города Новокузнецка, был проложен тракт Бийск-Кузнецк. На нём в 1778 году возникло нынешнее с. Целинное под названием Ямской станции, здесь происходила смена лошадей ямщиками. А лошадей надо было подковывать, править брички и коляски. Поэтому профессия кузнеца была востребована. Я ничего не знаю о прадеде, отце Игната Егоровича, возможно, он тоже был кузнецом, или его дед. Другого вида транспорта, кроме гужевого, на этом участке не было.

Забрали на фронт деда в самом начале войны – в июле, а в августе 1941-го пришло извещение «пропал без вести». И только сейчас выяснилось, что он попал в плен и в декабре умер от кишечной-палочной инфекции. Мама говорила, что бабушка тяжело переживала неведение о судьбе мужа, но она не верила, что он погиб, ждала его, замуж больше не выходила.

Я отказался от мысли перевезти прах Игната Медведева домой, потому что это невыполнимая миссия. В одной могиле вместе с ним похоронены останки ещё восьмидесяти бойцов. Немыслимо нарушать их покой, немыслимо выделить одного из братской могилы. Но я рад, что нам с семьёй удалось побывать на этой святой могиле. Приходит какое-то переосмысление жизни, когда на уровне подсознания ощущаешь, что вся земля под тобой пропитана кровью, болью, страданием совсем молодых мужчин, я сегодня уже старше своего деда. И я надеюсь, что мои дети, дети моего рода будут понимать ужасы войны и помнить своего предка. Ради этого стоило проехать тысячи километров».

Страшное место

Покопавшись в интернете, поскольку, к стыду своему, я ничего не знала о таком концентрационном лагере, я наткнулась на большое количество интересных статей. И попыталась сделать обзор этих публикаций, чтобы составить для себя и всех читателей «Восточки» наиболее полное представление о нём.

Галина Окорокова, ректор ЧОУ ВО «Курский институт менеджмента, экономики и бизнеса» так описывает события: «В августе 1941 года наши войска отступали. Был дан приказ – отступая, взорвать все мосты через реку Великая. Таким образом, на отрезанной территории остались десятки тысяч необстрелянных мальчиков, мужчин, совсем еще недавно мирных жителей, не умеющих воевать. Под Порховом, на территории бывшего танкового полка, был создан немецкий пересыльный лагерь для военнопленных и гражданских лиц. По железнодорожной ветке пленных свозили вагонами. Они сами вырывали себе норы, так как не хватало места в помещениях».

Корреспондент «Псковской правды» Ольга Нефедова собрала воспоминания свидетелей: «Вся территория была обнесена высоким забором с несколькими рядами колючей проволоки. В концлагере одновременно размещалось от 25 до 30 тысяч человек. Три трехэтажных каменных здания и три дровяных сарая не вмещали всех обитателей «Дулага», и большинство заключенных находилось круглый год под открытым небом, ночевали, в том числе и зимой, на крышах. Пленные работали на разгрузке вагонов, в полях, на ремонте дорог. Условия содержания были невыносимо тяжёлыми.

Красноармейцы собирались группами человек по 20, ложились на снег, прижимаясь друг к другу, и так спали ночью. Многие пленные не имели шинелей и сапог, сидели на морозе, замотав ноги тряпками. Распорядок дня в концлагере был жестким. Ранним утром людей поднимали ударами палок или резиновых дубинок и выгоняли на работу. Заболевших или ослабевших тут же забивали палками до смерти.

От голода, побоев, холода ежедневно умирало до 100-150 военнопленных. Умерших хоронили тут же, на территории лагеря или их тела сбрасывали во рвы, выкопанные за пределами лагеря. Были случаи, когда хоронили еще живых людей...»

Лагерь просуществовал до февраля 1944 года, когда Порхов и Порховский район были освобождены частями Красной армии. А в конце марта 1945 года на территории «Дулага» была проведена судебно-медицинская экспертиза захороненных трупов военнопленных. Цифра оказалась ужасающей – приблизительно 85000 человек в возрасте от 18 до 55 лет. Заключение экспертов содержит описание: «Рвы достигали глубины 4, местами 4,5 метра. Во всех вскрытых рвах обнаружены трупы мужчин, лежавшие в разных положениях. В основном трупы лежали послойно, поперек рвов в противоположные стороны головами. Кроме того, найдены трупы в других положениях: полулежачем, полусидячем, лицом вверх, вниз».

     

В советское время, в 1983-84 году, было принято решение о создании памятника жертвам фашизма на месте захоронений в «Дулаге-100». Насыпали земляной холм, установили бетонные стелы, выкопали пруд. Но стал разваливаться Советский Союз. Строительство прекратилось и все пришло в запущение. На костях, находящихся в земле, население стало разбивать огороды, пастбища для скота. К Озеру слез местные женщины приходили стирать белье. Здесь автолюбители мыли машины, другие любители отдохнуть – жгли костры. Само же озеро-пруд заросло травой и бурьяном. Вокруг были горы мусора.

Псковский Союз женщин России инициировал вопрос о восстановлении памятного мемориала «Дулаг-100». Трагическое прошлое «Дулага» стало широко известно после обнаружения ветхого недостроенного памятника, найденного дорожниками на месте безымянных захоронений вблизи автомобильной трассы. После нескольких месяцев работы с архивами удалось собрать сведения о фашистском концлагере.

В 2015 году по инициативе дорожников Псковской области при поддержке Росавтодора начались работы по восстановлению мемориала. От Калининграда до Владивостока откликнулись неравнодушные россияне и предложили свою безвозмездную помощь строителям. В результате удалось собрать необходимые средства, и памятник 85 тысячам замученных и убитых фашистами наших соотечественников построили всего за год. И 18 июня 2016 года, накануне Дня памяти и скорби, состоялось открытие мемориала на месте бывшего фашистского концлагеря «Дулаг-100» в Псковской области, в 3,2 км к востоку от Порхова.

На его торжественном открытии присутствовали ветераны, сотни жителей Псковской области и других регионов. Параллельно с восстановительными работами начался поиск родственников погибших здесь военнопленных. Общественники стали рассылать письма в краеведческие музеи других регионов. И эта кропотливая работа уже дает свои плоды.

«Озеро слез» у монумента стало символом горя тех, кто не дождался родных с войны и смог узнать об их судьбе только спустя более 70 лет.

Центральный монумент изначально состоял из трех столбов, символизирующих столбы ограды концлагеря. Но в обновленной версии между столбами за колючей проволокой стоят люди – пленные и смотрят вдаль, на их лицах читается мука и непокорность. Он так и называется: «Непокорённые». Сзади на площадке висит колокол, в который любой может позвонить в память о погибших.

Побывавшие здесь говорят о том, что посещение мемориала оставляет настолько гнетущее впечатление, что хочется поскорее уйти отсюда, но тут же понимаешь, что такие места нужно посещать, чтобы помнить.


Такое не забыть

Из воспоминаний узников ДУЛАГа: «Тысячи людей проводили ночи, стоя на земле под открытым небом. Под дождём и ветром они стояли, прижавшись друг к другу, мокрые, голодные, больные, и лишь поворачивались при изменении направления ветра с тем, чтобы стать спиной к ветру, как делают киргизские лошади зимой в степи. При этих условиях дни казались длинными как год, а ночи – как вечность. Люди с каждым днём опускались и зверели. Беспорядки, творимые при получении пищи, становились всё более и более невыносимыми. Давали суп, его пили, как воду. Были такие, кто провоцировал полицейских на «бомбёжки» (избиение) пленных. Мучительны были физические страдания, голод, холод, бессонница, но ещё сильнее были душевные муки, тоска по родным и дорогим людям, родным местам и сознание утраты их».

Немного странно, замечает один из современных блогеров, что местные жители из города Порхов отмечают здесь свадьбы: «Гигантское захоронение, а в урне я заметил пустую бутылку из-под шампанского. Погибшим по традиции приходят сюда поклониться молодожёны. С другой стороны, наверное, именно за такую мирную жизнь сложили головы миллионы, чтобы на месте концлагеря пили шампанское потомки».


СПРАВКА

В администрацию района было переслано обращение председателя Псковского областного Собрания Депутатов Александра Котова, с которым он обратился в Алтайское краевое Законодательное Собрание с просьбой оказать содействие в доведении до сведения родных и близких информации об уроженцах Алтайского края, погибших в концлагере "Дулаг-100".

Выяснилось, что координаторы проекта «Непокоренные» ищут родственников уроженцев Алтайского края, которые погибли в концентрационном лагере «Дулаг - 100» (Durchgangslager 100) - пересыльном лагере для советских военнопленных, попавших в окружение и плен в боях под Новгородом и Старой Руссой, и гражданских лиц.

В концлагере «Дулаг - 100» обнаружены останки девяти жителей Алтайского края. Один из них – Медведев Игнатий (Игнат). Дата рождения: 06.03.1905, Тогульский район, с. Ема. Рядовой. Дата смерти: 08.11.1941. Место захоронения: Порхов (русское кладбище у восточной казармы). ЦАМО, ф. 58. оп. 977521. д. 2219.

Контакты координатора проекта «Непокорённые» Натальи Никифоровой: 180000, Россия, Псков, ул. Некрасова, д.23, каб. 302. Тел. +7-921-212-88-07, +7(8112-299-507): e-mail: nikiforova.nat2010@yandex.ru


Ольга БИГЛЕР.


Возврат к списку