Материалы

Нина Усатова узнала о своих близких родственниках на Алтае

СМИ: Алтайская правда
20.03.2017
Народная артистка России Нина Усатова узнала новую информацию о своих близких родственниках на Алтае. Как выяснилось, ее дед еще до войны работал на Колыванском камнерезном заводе ассенизатором, мать – в шлифовальном цехе, а тетка – в паросиловом хозяйстве. Сведения о родных Нины Николаевны сохранились в книгах приказов завода и бухгалтерских документах.


Семейный камень 


Актриса театра и кино Нина Усатова родилась 1 октября 1951 года на станции Малиновое Озеро Михайловского района. Наверное, это уже всем известный факт. В семилетнем возрасте девочка вместе с родителями, бабкой, дедом и сестрами переехала в Курганскую область. Больше полувека она не была на малой родине, связь ни с кем не поддерживала. И только в 2011 году вернулась в родные края уже всенародно любимой артисткой в полной уверенности, что в Алтайском крае из родственников у нее никого не осталось.

На всякий случай с собой Нина Николаевна прихватила стопку старых фотографий. И случилось невероятное! В фотоальбомах малиновоозерцев актриса нашла точно такие же, как у нее, черно-белые снимки с родными лицами. А потом еще познакомилась со своей троюродной сестрой Лидией Егоровной!

Нина Николаевна не сразу, но отыскала место, где раньше стоял родительский дом. Его давно снесли, но остался осколок кирпичика, который артистка взяла с собой в Санкт-Петербург как частичку родного дома.

Среди старых фотографий был еще один снимок, сделанный в окрестностях Колывани. На нем запечатлены три девушки на фоне огромного камня: мать народной артистки Пелагея Степановна с сестрой и подругой. На фото им примерно по двадцать лет. А на обратной стороне карточки значится дата: 22 июня 1941 года.

По рассказам матери Нина Николаевна помнит, что именно во время этой съемки на Колыванском камнерезном заводе раздался гудок, извещающий о начале войны....

Летом 2014 года Нина Усатова, отложив дела, приехала на Шукшинские дни на Алтае и отправилась в Колывань. Не без труда, но отыскала тот самый семейный камень и спустя 73 года сама сфотографировалась рядом с ним. «Разве ж я могла раньше подумать, что мои родители причастны к заводу, на котором была сделана «Царица ваз» для Эрмитажа!» – удивлялась тогда артистка.

Общий адрес


В поисках хоть какой-нибудь информации о родственниках нашей знаменитой землячки старые пожелтевшие ведомости завода до- и послевоенных годов изучила директор Колыванского музея истории камнерезного дела на Алтае Ольга Панина. Занятие это не простое. Фамилии с инициалами работников завода напечатаны в книгах на печатной машинке. Многие буквы плохо пропитались краской или со временем выцвели и стерлись.

Директор музея сверяла каждую букву, постепенно восстанавливая неразборчивый текст. 

– Посмотрите сами: приказы – на кальке, они почти не читаются, – аккуратно, чтобы не порвать, перелистывает страницы Ольга Борисовна. – Я столько перепроверила букв и слов, что хватит, наверное, на десять хороших художественных романов! 

Точные сведения удалось найти о трех представителях (по материнской линии) фамилии Моринец. Это дед Нины Усатовой Степан Федорович, мать Пелагея Степановна и тетка Наталья Степановна. Ольга Панина объединила их вместе исходя из дат рождения и потому, что в архивных документах они значились по одному адресу проживания: ул. Ленинская, 21. 

С 1939 года на заводе также работал Тимофей Степанович Маринец 1921 года рождения. Буква «а» в фамилии вместо «о» может быть элементарной опечаткой. А может, и нет. «Мне все-таки кажется, что это одна семья, родные люди, – считает директор музея. – В то время часто ошибались, писали второпях, как слышали: «Моренец», «Маринец», «Моринец» и т. п.». 

Судя по документам, дедушка Нины Усатовой Степан Федорович Моринец (1876 года рождения) устроился на Колыванский камнерезный завод в 1935 году. Указано, что он малограмотный, работал ассенизатором, уволился с предприятия в 1947 году. Хотя сама Нина Усатова утверждала, что ее дед работал в Колыванстрое, где добывали вольфрам – самый тугоплавкий природный металл. В предвоенные годы потребности в нём особенно возросли у оборонной, химической и металлургической промышленности. 

– Одновременно работать в двух местах он бы не смог, – уверена Ольга Панина. – Степан Федорович был уже не молодым человеком, чтобы каждый день ходить пешком до фабрики, которая находится в восьми километрах. Жители Колыванстроя рыли землянки, где жили всей семьей. Опоздание на работу даже на 3 – 5 минут было чревато взысканиями, преследовалось в уголовном порядке, поэтому люди бежали на работу со всех ног.

Работа на износ 


В приказах сказано, что мать Нины Усатовой Пелагея Степановна пришла на завод в 1937 году. Получается, что в 16 лет. Работала шлифовальщицей до 1940 года, затем появляется информация о том, что в 1942 году она устроилась кочегаром, в 1943-м перевелась в паросиловое хозяйство, где в 1947 году ее назначили машинистом-электриком.

Тетка народной артистки Наталья Степановна тоже на предприятии с 1937 года. В основном она была занята в шлифовальном цехе, где вместе с ней в то время работали еще примерно 200 человек. В 1946 году Наталья была переведена в подсобное хозяйство. В послевоенные годы завод имел собственные пасеки и свинофермы. Надо было чем-то кормить лошадей, поэтому заводчане занимались растениеводством. Чтобы обеспечить производство, штатных сотрудников из шлифовального цеха то и дело переводили в подсобное хозяйство. 

Работа здесь была крайне тяжелой – без выходных, от зари до зари. Как бы то ни было, в заводских приказах отмечено, что Наталья Степановна числилась в передовиках. В 1946 году она попала на Доску почета предприятия. 

– Возможно, в дальнейшем что-то произошло в ее жизни и она ушла с работы без оформления документов, – рассказывает директор музея. – Такое часто случалось. Заводчанам приходилось не сладко, особенно во время войны, когда работникам не выдавали денежные поощрения. Они получали промтовары: отрезы на платья, иногда обувь, карточки на хлеб. Отпусков тоже не было, их стали предоставлять только в 1946 году. 

Кстати говоря, уже после войны дедушка Нины Усатовой получил компенсацию за неиспользованные отпуска с 1941 по 1945 год. В документах сумма не оговаривается, но известно, что до войны его месячная зарплата составляла 43 рубля. Что касается Тимофея Степановича Маринца, который «под вопросом», то о нем практически ничего не известно. Восемнадцатилетний парень с 1939 года работал в паросиловом хозяйстве и шлифовальном цехе. Приказом № 3 в 1942 году был призван на фронт и в декабре 1944 года пропал без вести. В Книге Памяти Алтайского края сведений о нем почему-то нет. 

К сожалению, это вся информация о родственниках Нины Усатовой, которую открыли архивы старейшего в стране камнерезного завода. Полученные сведения управление связи и массовых коммуникаций Алтайского края направило народной артистке России. Она пообещала нынешним летом снова приехать на Алтай, чтобы продолжить поиски родных. «Хочу все проанализировать и собрать полную информацию, – сказала Нина Николаевна. –  И по отцовской линии в Михайловском районе, и по материнской в Колывани». 

Вячеслав КИРИЧУК (фото)

Источник


Возврат к списку